Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47

себя юные люди. Но это ошибочно, ибо юные люди всегда желают кому-нибудь

насолить и все делают очень стремительно. А к старости все дела замедляются. Не от

лени, а конкретно от старости. Но уж лучше Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47, когда от лени. А когда старенькый

человек начнет чего-нибудть говорить, это всегда продолжается очень длительно и

рассказ конца не имеет. Только какой-либо случай принуждает умолкнуть

старенького человека. Пароходы идут на Елагин полуостров.

___

Антон Антонович сбрил Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 для себя бороду и все его знакомые не стали его

узнавать.

"Да как так,- гласил Антон Антонович,- ведь это я, Антон Антонович.

Только я для себя бороду сбрил".

"Ну да Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47" - гласили знакомые.- У Антон Антоновича была борода, а у вас ее

нету".

"Я вам говорю, что и у меня была борода, да я ее сбрил", гласил Антон

Антонович.

"Не достаточно ли у кого ранее борода была"' - гласили Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 знакомые.

"Да что все-таки это по правде,- гласил разозлясь Антон Антонович - Кто же

я тогда по-вашему?"

"Не знаем,- гласили знакомые.- Только вы не Антон Антонович".

Антон Антонович растерялся и не Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 знал, что ему делать. Он пошел в гости к

Наскаковым, но там его повстречали с ошеломленными лицами и спросили: "кого вам

необходимо?".

"Мне вас необходимо Марусенька! - произнес Антон Антонович.- Неуж-то вы Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 меня не

узнаТте!"

"Нет,- скачала Маруся Наскакова с любопытством.- Подождите, может быть, я

вас лицезрела у Валентины Петровны?"

"Да что вы Маруся! - произнес Антон Антонович.- Ну поглядите на меня

хорошо. УзнаТте?"

"Подождите, подождите... Нет, я Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 не могу вспомнить кто вы," - произнесла

Маруся.

"Да я Антон Антонович! - произнес Антон Антонович.- Сейчас узнали?"

"Нет,- произнесла Маруся,- вы нужно мной шутите".

(сер. 1930-х)

___

Василий Антонович вышел из дома, купил для себя шапку и Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 отправился в Летний

Сад. Гуляя в Летнем Саду, Василий Антонович растерял свои часы. Очень

раздосадованный этим, Василий Антонович повернул к дому, но по дороге промочил

ноги и пришел домой со ужасной зубной болью. Василий Антонович Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 разделся и

лег в кровать. Но зубная боль не давала ему уснуть. Василий Антонович решил

принять аспирин, да по ошибке принял салол.

И так промучившись всю ночь, Василий Антонович встал на другой денек Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 днем

с одутловатым лицом.

(сер. 1930-х)

___

Иван Федорович пришел домой. Дома ещТ никого не было. Кот по имени

Селиван посиживал в прихожей на полу и что-то ел.

- Ты что это ешь? - спросил кота Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 Иван Федорович.

Кот поглядел на Ивана Федоровича, позже на дверь, позже в сторону и взяв

что-то невидное с полу начал снова есть.

Иван Федорович прошел на кухню вымывать свои руки.

В Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 кухне на плите лежала малая черненькая собачка по имени Кепка. Иван

Федорович обожал изумить людей и некие вещи делал шиворот-навыворот. Он

нарочно приучил кота Селивана посиживать в прихожей, а собаку Кепку лежать на

плите.

- Что, Кепка? лежишь Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47? - произнес Иван Федорович намылив руки. Кепка на

всякий случай села и оскалила правый клык, что означало ухмылку.

(1 пол. 1930-х) ___

Трактат более либо наименее по конспекту Эмерсона

I. О подарках.

Неидеальные подарки, это Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 вот какие подарки: к примеру, мы дарим

имениннику крышку от чернильницы, А где же сама чернильница? Либо дарим

чернильницу с крышкой. А где же стол на котором должна стоять чернильница?

Если стол уже есть Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 у именинника, то чернильница будет подарком совершенным.

Тогда, если у именинника есть чернильница, то ему можно подарить одну крышку

и это будет совершенный подарок. Всегда совершенными подарками будут

декорации нагого тела, как-то ко'льца, браслеты Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47, колье и т. д. (считая

естественно, что именинник не инвалид), либо такие подарки, как к примеру палочка,

к одному концу которой приделан древесный шарик, а к другому концу

древесный кубик. Такую палочку можно держать Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 в руке либо, если ее положить,

то совсем индифферентно куда. Такая палочка больше ни к чему не применима.

II. Правильное окружение себя предметами.

Представим что какой-либо, совсем нагой квартуполномоченный решил

обстраиваться Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 и окружать себя предметами. Если он начнет с стула, то к стулу

будет нужно стол, к столу лампа, позже кровать, одеяло, простыни, комод,

белье, платьице, платяной шкал, позже комната, куда все Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 это поставить и т.д.

Здесь в каждом пт этой системы, может появиться побочная малая

система-веточка: на круглый столик захочется положить салфетку, на салфетку

поставить вазу, в вазу засунуть цветок. Такая система окружения себя

предметами, где Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 один предмет цепляется за другой - некорректная система,

так как, если в цветочной вуале нет цветов, то такая ваза делается

глупой, а если убрать вазу, то делается глупым круглый столик,

правда, на него Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 можно поставить графин с водой, но если в графин не налить

воды, то рассуждение к цветочной вуале остается в силе. Ликвидирование 1-го

предмета нарушает всю систему. А если б нагой квартуполномоченный надел бы

на себя кольца и Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 браслеты и окружил бы себя шарами и целлулоидными

ящерицами, то утрата 1-го либо 20 7 предметов не меняла бы

сути дела. Такая система окружения себя предметами - верная система.


III. Правильное ликвидирование предметов вокруг себя Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47.

Один как обычно низкого полета французский писатель, а конкретно Альфонс

Доде, высказал неинтересную идея, что предметы к нам не привязываются, а мы

к предметам привязываемся. Даже самый бескорыстный человек утратив часы,

пальто и буфет, будет Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 сожалеть о потере. Но даже, если откинуть

привязанность к предметам, то всякий человек утратив кровать и подушку, и

доски пола, и даже более либо наименее комфортные камешки, и ознакомившись с

неописуемой бессонницей, начнет сожалеть о Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 потере предметов и связанного с

ними удобства. Потому ликвидирование предметов собранных по неверной

системе окружения себя предметами, есть - неверное ликвидирование предметов

вокруг себя, Ликвидирование же вокруг себя всегда совершенных подарков,

древесных шаров, целлулоидных Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 ящериц и т. д. более либо наименее бескорыстному

человеку не доставит ни мельчайшего сожаления. Верно уничтожая вокруг себя

предметы, мы теряем вкус ко всякому приобретению.

IV. О приближении к бессмертию.

Всякому человеку характерно стремиться к Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 удовольствию, которое есть

всегда или половое ублажение, или насыщение, или приобретение. Но

только то, что не лежит на пути к удовольствию, ведет к бессмертию. Все

системы ведущие к бессмертию в конце концов сводятся к Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 одному правилу:

повсевременно делай то чего для тебя не охото, так как всякому человеку

повсевременно охото или есть, или удовлетворять свои половые чувства, или

что-то получать, или все, более либо наименее, сразу. Любопытно Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47, что

бессмертие всегда связано со гибелью и трактуется различными религиозными

системами или как вечное удовольствие, или как вечное страдание, или как

вечное отсутствие удовольствия и мучения.

V. О бессмертии.

Прав тот кому Бог подарил жизнь как совершенный Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 подарок.

14 февраля 1939

Чел. Статья глуповатая.

Хармс ___

Концерт Эмиля Гиллельса в клубе писателей 19-го февраля 1939 года

Слушал Гиллельса.

Программка его концерта была нехорошая, безвкусная и плохо подобранная.

Большая часть вещей, с нашей точки зрения, Гиллельс Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 исполнял некорректно.

Так, сонату Скарлатти он старался исполнить бесстрастно (что отлично), но

исполнял ее очень тихо, шепотом, вышла некая задумчивость, а

поэтому появились какие-то чувства (что плохо). Нам думается, что Скарлатти

нужно исполнять Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 существенно громче и с неким блеском, в таком выполнении,

думается нам, и чувства будет меньше.

Не считая того, Гиллельс, исполняя Скарлатти, нередко задевал примыкающие нотки и

поэтому играл нечисто.

Позже Гиллельс Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 сыграл две вещи Брамса. Об этом мы воздержимся сказать

что-либо. Позже он исполнил два шубертовских экспромта. Может быть он сыграл

их и отлично, но как-то меркло.

Позже он исполнил Бетховена-Листа фантазию, "Афинские Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 Развалины". Эта

вещь совсем изгажена Листом. Выбор ее для выполнения не гласит в пользу

Гиллельса.

Во 2-м отделении он исполнил две вещи Шопена, Балладу и Полонез.

Тут-то и обнаружилось смутное осознание Гиллельса Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47. Единственно чем он

отметил Шопена, это задумчивостью собственного выполнения,

С нашей точки зрения, для правильного выполнения Шопена нужно осознать

три принципиальных фазы в каждом его произведении. Эти фазы мы называем:

1. Скопление

2. Отсекание

3. Вольное дыхание.

У нас нет под рукою Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 Баллады и поэтому мы разглядим схожую с ней 13-ю

мазурку op. 17 N 4. Мы будем указывать порядковые номера тактов.

1-ые четыре такта мы назовем настройкой, в особенности 4-ый такт, который

определяет весь тон мазурки, вроде Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 бы недописанной и поэтому

импрессионистической.

С 5-го такта начинается 1-ое скопление. Левая рука остается в верхнем

собственном положении, нажимая разные трезвучия, не считая тонического (a-moll). На

13-ом такте левая рука ударяет нижнее [ля Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47], в первый раз опускаясь вниз и касаясь

основного тона. Скопление ещТ не кончено, т. к. правая рука делает в

это время достаточно сложную резвую фигуру в триолях, где основной тон [ля]

пролетает в восьмых Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 и, на данный момент же, в 14-ом такте скопление длится;

левая рука снова сгущается в собственных верхних границах, и вдруг, в 19-ом такте,

происходит стремительная подготовка к разрешению: правая рука Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 делает наибольший

взлет (верхнее do), а левая - наибольший спуск (нижнее mi) и в 20-м такте

наступает полное разрешение (правая рука держит тонику все 3/4, а левая

надавливает нижнее [ля] и тоническое трезвучие) и 1-ое скопление

завершается. Но Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 с 21-го такта начинается новое скопление, практически

совсем такое же как и 1-ое, разница чуть приметная. И вот это-то

малозначительное отклонение (сравни такты 7-ой с 23-им, 13-ый с 20-ым и 15-ый

с 32-ым), но Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 гениально верно отысканное и делает драгоценную "маленькую

погрешность". *(1)

И вот тут-то, на 37-ом такте, завершается фаза скопления и начинается

новенькая фаза, популярная неким композиторам, а в особенности Шопену,- это

фаза отсекания.

Смысл этой фазы Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 приблизительно тот же, что и в площадках лестницы: во-1-х

дать некий отдых, а во-2-х, если это необходимо, сделать поворот.

Заурядно рассказывая о фазе скопления, человек мягко сгибает ладошки и

пару раз сближает их вместе, описывая Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 в воздухе полукруги, фазу

отсекания человек изображает так: он, твердо выпрямленными ладонями,

рассекает по диагоналям воздух впереди себя, в различных направлениях.

Мы думаем, что и при выполнении Шопена, фазу отсекания Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 нужно играть более

жесткой рукою, чем фазу скопления.

Отсеканием служит некоторая циклическая музыкальная фигура, изображаемая

при словесном рассказе жесткой ладонью, которой рассказчик рубит впереди себя

в различных направлениях.

В 13-ой мазурке этим ударом ладошки соответствуют музыкальные ходы вниз

(такты Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 38 и 39-ый, 40 и 41, 42 и 43).

К примеру такты 36-ой и 39-ый:

img src=kh_gil_1.gif

Нужно очень ясно и умело отделить при выполнении фазу отсекания от

фазы скопления.

В 13-ой мазурке, после отсекания, снова Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 идет скопление с 46-го по 61-ый

такт. Дается снова новый вариант скопления, объединяющий I и II варианты,

но, вкупе с тем, разнящий от их маленькой погрешностью.

И вот, к концу Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 III скопления, слушатель вдруг осознает, что скопление,

фактически говоря, и не прекращалось, и, что его настолько не мало, что дыхание

спирается. Слушатель совсем пресыщен скоплением. И вот тут-то Шопен

оставляет эту фазу и перебегает к фазе Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 свободного дыхания.

Для этого Шопен перебегает в мажор, и, на 62-ом такте, вроде бы

распахивается дверь, и дыхание делается свободным.

У слушателя создается на секунду воспоминание, как будто все, что Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 было до

этого такта, являлось только вступлением, и что только на данный момент началось

истинное. Но когда тема этой фазы, заместо того, чтоб развиваться,

повсевременно ворачивается к секунде

img src=kh_gil_2.gif

восемь раз в протяжении Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 2-ух тактов, слушатель, невзирая на открытую фазу свободного дыхания, начинает чувствовать потребность в новеньком решении, которое Шопен и дает с 94-го такта в виде темы I-го скопления. Он проводит в ней Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 4-ый вариант, снова создавая маленькую погрешность. И сейчас, слушатель соображает, что то, что он, на 62-ом такте, положил считать только вступлением к свободному дыханию, есть по сути, решение свободного дыхания.

Засим Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 следует фраза сложного отсекания с неизменной фигурой

img src=kh_gil_3.gif

Нрав этой фазы импрессионистический и поэтому Шопен кончает ее (а

с ней совместно и всю мазурку) первыми 4-мя тактами, тактами опции. Но

сейчас слушатель естественно принимает импрессионистический Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 нрав этой

опции и нисколечко не удивляется, что вся мазурка завершается

секстаккордом фа-мажора.

Таким макаром мы лицезреем, что вся мазурка состоит из 9 частей:

1. Настройка .................. такты 1-4

2. I скопление .................... 5-20

3. II скопление .................. 21-37

4. Отсекание ...................... 38-45

5. III Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 скопление (и пресыщение)... 46-61

6. Вольное дыхание ................ 62-93

7. IV скопление ................. 94-109

8. Отсекание (оканчивающее) ...... 110-129

9. Настройка .................... 130-133.

Мы знаем твердо одно, что пианист, при выполнении этой мазурки, должен

верно выявить смысл каждой части и вынудить слушателя ощутить все

переходы от Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 одной части к другой.

Баллада Шопена своим строением припоминает 13-ую мазурку. Гиллельс не

разобрался в смыслах баллады, и единственное, что он произнес собственной игрой,

это, что Шопен несколько более задумчивый композитор, ежели Лист Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47. Это настолько

же глупо и несущественно, как именовать Чехова "певцом вечерних

сумерек".

Мендельсона "Рондо-Капричиозо" Гиллельс сыграл несколько лучше.

Позже он сыграл Листа "Карнавал". Такую музыку играть и слушать просто

неблагопристойно.

На бис Гиллельс исполнил "Кукушку" Дакэна Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47. На наш взор ее следовало бы

исполнить громче. (Мы вообщем стоим всегда за более звучное выполнение и

фортепьянную музыку предпочли бы слушать, сидя под роялем).

Идеальнее всего Гиллельс исполнил этюд Паганини-Лист Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 "Охота".

В зале гласили про Гиллельса. поднимая плечи и разводя руками; "Это...

это... это уже не артист, а само искусство!"

Больше нам сказать про концерт Гиллельса - нечего.



* 1. Термин Я. С. Друскина "Равновесие с "маленький Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 погрешностью". Сравни с термином Розанова "Немножко" (Прим. Хармса)

___

Калиндов стоял на цыпочках и заглядывал мне в лицо. Мне было это

неприятно. Я отворачивался в сторону, но Калиндов обегал меня кругом и Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 снова

заглядывал мне в лицо. Я попробовал загородиться от Калиндова газетой. Но

Калиндов перехитрил меня: он поджТг мою газету, и когда она вспыхнула, я

уронил еТ на пол, а Калиндов начал снова заглядывать мне в лицо. Я Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47, медлительно

отступая, ушТл за шкал, и здесь несколько мгновений я отдыхал от раздражающих

взглядов Калиндова. Но отдых мой был недлителен: Калиндов на четверинках

подполз к шкапу и заглянул на меня снизу. Терпение моТ Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 кончилось: я

зажмурился и сапогом стукнул Калиндова в лицо.

Когда я открыл глаза, Калиндов стоял передо мной со собственной кровавой

рожей и рассеченным ртом и как и раньше заглядывал мне в лицо.

___

Философ!

Пишу Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 Вам в ответ на Ваше письмо, которое Вы собираетесь написать мне в

ответ на мое письмо уже написанное Вам. Отвечаю Вам 2-мя пт.

Пункт N 1. [Вы неправы]. Развить эту идея к огорчению не могу Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47.

Пункт N 2. [Вы правы]. И эту идея тоже к огорчению развить не могу.

Философ!

Я лицезрел волшебство: старый человек в длинноватом древнем сюртуке бегал вокруг

дерева, Это было деньком в Летнем Саду Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47.

Философ!

Мы обменялись с Вами письмами и это припоминает мне последующий случай: один

скрипач купил магнит и понТс его домой. По дороге он зашел в магазинчик где

ведут торговлю газированными напитками и спросил для себя стакан вишнТвой Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 воды. Чтоб

удобнее было лить, скрипач положил магнит на прилавок, взял стакан 2-мя

руками и поднТс его ко рту. "Пейте на здоровие!" - произнесла в это время

барышня-продавщица. "Пью за Ваше здоровие!" - произнес скрипач

барышне Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47-продавщице и испил вишнТвую воду. Эта история мне припомнилась

поэтому, что мы обменялись с Вами письмами, а скрипач и продавщица обменялись

любезностями.



___

Квартира состояла из 2-ух комнат и кухни. В одной комнате жил Николай

Робертович Смит Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47, а в другой Иван Игнатьевич Петров.

Заурядно Петров входил к Смиту и у их начиналась беседа. Гласили о

различных вещах, время от времени ведали друг дружке о прошедшем, но больше гласил

Петров. Смит в Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 это время курил и чего-нибудть делал, или чистил свои ногти,

или разбирал старенькые письма, или мешал кочергой в печке. Петров прогуливался

всегда в карем пиджаке, и концы галстука болтались у него во Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 все

стороны. Смит был аккуратен; прогуливался он в маленьких клетчатых штатах и носил

крахмальные воротнички.



___

Какой туман у меня в голове! Ничего не могу сообразить! Желал сесть на

диванчик, а сел на плетенку. Желал свечку Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 зажечь, а заместо этого сделал что-то

совершенно другое, и вышел пожар. Забегали люди, застучали пожарные топоры,

зашипели под водяными струями горящие балки, и вот я очутился на улице в

одном Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 платке, накинутом на плечи, с малеханькой корзиночкой в руках, в какой

лежали только три маленькие тарелки, линеечка, портрет зодчего Росси и машинка

для распрямления туфель. Это всТ, что удалось мне спасти второпях во время

пожара Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47! К тому же ещТ, сбегая по лестнице, я оступился и свалился, ударившись

при всем этом челюстью о чей-то керосиновый жбан, стоявший на площадке лестницы.

Сейчас у меня очень болела моя челюсть.

Я Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 прислонился к папиросной будке и смотрел, как догорает мой дом.



___

Евстигнеев смеТтся

Водевиль о 3-х головах

Действующие лица:

Евстигнеев

I-ый Володя

II-й Володя Евдокия - супруга Евстигнеева Вера Александровна Сулипанова -

двоюродная сестра Евдокии

Дворник Петр Перец

Дворничиха

Амуры, зебры и Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 древние девицы.

Действие 1-ое

[Евстигнеев стоит в центре комнаты и старается издать звук на флейте.]

[Жена Евстигнеева Евдокия стоит-перед ним на коленях.]

ЕВДОКИЯ: Евстигнеев! Дорогой супруг мой! Супруг мой! Возлюбленный человек и Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 друг!

Евстигнеев! Ну молю тебя, не дуй в флейту! Евстигнеев!

ЕВСТИГНЕЕВ [смеТтся]: Хы-хы-хы!

ЕВДОКИЯ: Евстигнеев! Четыре с половиной года ты дуешь в эту флейту и, все

равно, ни звука Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 издать не можешь! Брось! На коленях прошу тебя! Вот видишь?

Я целую твои ноги. Неуж-то ты меня не слышишь? Ты злой, плохой человек,

Евстигнеев! Я тружусь деньки и ночи, чтоб мы не голодовали Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 с тобой. Я служу,

бегаю по лавкам, готовлю обед, мою посуду, убираю комнату, стираю твоТ

бельТ... Ты видишь на что стали похожи мои руки? Я нездоровая и злосчастная

делаю непосильную себе работу Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47. А ты? Знай дуешь в свою флейту! И ведь

хоть бы прок был какой! А то не только лишь сыграть чего-нибудь, а даже звука

издать не можешь! Опамятуйся! Опамятуйся Евстигнеев!

ЕВСТИГНЕЕВ [смеТтся]: Хы-хы-хы Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47!

ЕВДОКИЯ: Нет, больше не могу! Это не человек, а зверек некий!

([Поднимаясь с колен]). Слушай Евстигнеев! Я делала все, чтоб образумить

тебя. Ничего не помогает. Я слабенькая и не могу сама отнять у Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 тебя флейту. Ты

меня просто поколотишь. Потому я решила прибегнуть к последнему средству. Ты

слышишь, что я для тебя говорю, Евстигнеев! Ты слышишь?

ЕВСТИГНЕЕВ [дует в флейту]: фю-фю-фю!

ЕВДОКИЯ: Да Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 ты слышишь, что я для тебя говорю? Ах, так! И слушать не желаешь!

Ну хорошо: на данный момент прибегну к тому последнему средству, о котором я для тебя

гласила. Не слушаешь? Хорошо! На Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 данный момент пойду и позову дворника!

ЕВСТИГНЕЕВ [перестаТт дуть в флейту].

ЕВДОКИЯ: Ты слышал? На данный момент позову дворника.

ЕВСТИГНЕЕВ: Для чего?

ЕВДОКИЯ: А потом, что мы с дворником отнимем у тебя флейту Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47, сломаем ее и

выбросим на помойку.

ЕВСТИГНЕЕВ: Нет? Хы-хы-хы!

ЕВДОКИЯ: Не нет, а конкретно да!

ЕВСТИГНЕЕВ: Как так? ([рассматривает флейту и пробует в неТ дунуть]).

ЕВДОКИЯ: Ах, ты снова! Ну, хорошо Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47...

([Стук в дверь])

[Евстигнеев и Евдокия молчком стоят и внемлют. Стук повторяется.]

ЕВДОКИЯ: Кто там?

Глас ЗА Дверцей: Дорочка! Это я! Открой, силь-ву-пле!

ЕВДОКИЯ; Ах, это ты, Вера! На Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 данный момент, одну минутку. ([Евстигнееву]). Спрячь

флейту!

ЕВСТИГНЕЕВ [смеТтся]: Хы-хы-хы!

ЕВДОКИЯ: Дай сюда флейту! Сию же минутку дай сюда флейту!

ЕВСТИГНЕЕВ ([пряча флейту за спину]): Хы-хы!

ЕВДОКИЯ: На данный момент Верочка! ([Евстигнееву Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47]): Ты дашь мне флейту? Вот как!..

([подходит к двери и открывает еТ].) Заходи Верочка!

([Входит Вера Александровна Сулипанова])

ЕВДОКИЯ: Вот познакомься: Евстигнеев, мой супруг. А это Вера Александровна

Сулипанова - моя двоюродная сестра.

СУЛИПАНОВА Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 ([подходя к Евстигнееву]): Очень рада с вами познакомиться!

ЕВСТИГНЕЕВ: Хы-хы-хы!

ЕВДОКИЯ: Садись, Вера, вот сюда и рассказывай как ты живешь?

([Сулипанова садится с ногами на стул])

СУЛИПАНОВА: О, душа Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 моя, столько новостей! Я брежу театрами и светской

жизнью. Да, милочка, я вся для общества! Грегуар подарил мне тончайший

зарубежный чулок, но к огорчению только один. Так что его нельзя носить. Но

я, когда Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 ко мне приходят гости, бросаю этот чулок на диванчик, как будто забыла его

убрать, и все, естественно, задумываются, что у меня их пара. Борман увидал этот чулок

и произнес: "Такими чулками кидаться нельзя!" А я ему Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 произнесла: "О! У меня их

целая куча! А вот туфель нет!.." Ах, да, милочка, же сюи малад, у меня болит

под мышкой. Это Зайцев лез ко мне рукою за шиворот, но я его далее Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 подмышки

не пустила. Не дам же я Зайцеву хватать себя!

ЕВСТИГНЕЕВ: Хы-хы!

СУЛИПАНОВА: Ой! Я говорю такие вещи в присутствии мужчины. Но вы все-же

супруг моей сестры и позже, мы, люди Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 высшего общества, можем позволить для себя

некие фривольности.

ЕВСТИГНЕЕВ: Хы-хы! ([дует в флейту]).

СУЛИПАНОВА: Что это?

ЕВДОКИЯ: Да это мой супруг желает на флейте играть.

СУЛИПАНОВА: Господи! Для чего же это Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47?

ЕВДОКИЯ: Ах Вера! Он целые деньки изводит меня этой флейтой. Вот видишь? Так

он утром до вечера.

СУЛИПАНОВА: Да ты спрячь от него эту трубку,

ЕВДОКИЯ:

___

Список животных

Назначение

Приготовься слушать список животных: царствующих, великих, гнутых Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47,

вызолоченных, пришибленных и низкокланяющихся.

Причеши голову твою, если есть борода, сбрей еТ, руки вымой и сядь. Для

тебя, читатель моих сочинений, приготовлены эти страницы. Легкий дымок

вьется вокруг головы твоей. Ногами своими ты гладишь кота Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47, а в руках держишь

медную птичку, Думаешь ли ты похохотать над буквами моими, либо ты думаешь,

подобно сумасшедшей дрофе, пронестись мимо глаз моих, оставляя в воздухе

пТстрый пух?

Стой! Не торопись читатель, не Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 приготовляй ухмылки на отвратительном своТм

лице, не скачи куда-то вбок от меня. Дай тебя рассмотреть. Может быть, ты

крив и у тебя очень узенькие плечи? А, может быть, ты спишь в грязищи Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47, а днТм у

тебя потеют руки? Может быть и ума-то в для тебя нет никакого, может быть ты

просто дрянь? Тогда скачи далее, смейся и делай всТ, что ты хочешь, поэтому

что есть у меня Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 и другой читатель, лучше тебя *(1). Он не крив и

широкоплеч, он живет в достатке и дремлет на чистом белье, руки моет квасцами и

сморкается в белые тряпки. Он умТн: это видно сходу. У него на Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 лбу

вертикальная морщинка, а глаза его всегда незначительно прищурены. Он одет в

неплохой костюмчик на шерстяной материи, на голове он носит небольшую войлочную

шапочку, а зимой, поверх этой шапочки, надевает верблюжий башлык. Он курит

практически безпрерывно Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47; с утра он курит маленькую прямую трубку, а деньком и вечерком -

кривую. Время от времени он курит сигары, а если его угощают папиросой, то курит и

папиросу. Он безупречный читатель, так Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 как всякую прочитанную им книжку он

целует и прячет в сундук изготовленный из черной карельской берТзы с медными

пластинками на углах. В этом сундуке скопилось уже 36 книжек. Я желал бы,

чтоб моя книжка стала 37-ой!

Вот конкретно Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 для тебя, дорогой читатель, предназначаю я эту книжку, а потом, не

мешкая, приступаю к перечню животных.

Список животных

Вот той-терьер. Он самый приятный из всех животных, так как он похож на

пчелу. Он Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 умеет свистеть. Он приятен душе моей.

Вот лев. Это ужасный зверек. Взор его умен, но сам он глуповат. Он

кидается на толстые прутки стальной клеточки и грызТт их своими клыками. Он

великими лапами бьТт Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 по древесному пню. Он орет ужасным голосом

непонятно чего, и, когда он орет, все другие животные приходят в ужасное

волнение. А он орет и надсаживается время от времени пятнадцать минут попорядку, а

позже, надравши глотку Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47, ложится и мудрейшими очами глядит на зловонную массу.

Отойдите от него все! Это злосчастный дурачина. Не держите его в клеточке.

Отвезите его домой и отпустите на волю, где ему и полагается быть Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47. Он

понесется, задравши хвост! Он понесется, взрывая задними лапами песок, таковой

же жТлтый как и он сам. Он убежит к дальнему светлому ручью, напьТтся

холодной воды и, обширно разинув пасть, заорет своим страшным голосом,

прославляя Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 Создателя всех вещей. Лев, лев! Для тебя не место посиживать *(2) в

людском городке!

А вот мурашеед. Когда он лицезреет неприятеля, он поворачивается и бежит. Куда он

бежит? У него таковой вид как будто Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 он бежит в лавочку. Но нет, он пробегает мимо

лавочки и 6ежит в лес. В лесу у него много потаенных уголков, там он выручает

свою жизнь. Он садится в яму и сверху засыпает себя землТй и Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 упавшими

листьями, а для дыхания выставляет наружу один только свои длиннющий и узкий

нос. В носу у него устроено отверстие, и в это отверстие он может высовывать

собственный язык. Глуповатый зверек мурашеед: он живет под Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 водой, а питается только

отвратительными червяками.

Но есть зверек, который ещТ глупее мурашееда, это жеребец. У него огромные

выпуклые глаза, в каких отражается только тупая грусть, а время от времени злоба.

Вот Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 он стоит в стойле и шевелит своими мягенькими губками. Не подходи к нему

владелец! Не подходи, так как жеребец так и норовит схватить тебя за плечо

жТлтыми зубами *(3).

Жеребец! Жеребец! Это ты когда-то Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 скакал по Аравийской пустыне! Это тебя поили

арабы черным кофием. Ночкой мчался ты по темным степям, перепрыгивал через

реки и давил своими копытами встречных поселян. Тебя ловили длинноватым арканом,

но ты вырывал аркан из рук ловца Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 и летел вперед и жаркий воздух со свистом

вылетал из твоих ноздрей. Ты, неукротимый, сбрасывал с себя одичавшего наездника

и волок его лицом по земле. Ты бежал до того времени, пока белоснежная Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 пена не

покрыла твой животик. Тогда ты свалился на бок и испустил дух.

А для чего ты бежал, неразумный зверек? Куда несло тебя? Это конская удаль

несла тебя безо всякого смысла. Жеребец, ты Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47, посреди животных, самый неприятный, ты

противен душе моей!

А вот ещТ один зверек, это ночной лемур. Он как птица летает с ветки на

ветку и из глаз его висят верТвочки. Лемур, это воздушный человечек. *(4)

А это ягуар Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47, он лижет собственных детенышей и обдумывает план побега. Охранник

Матвей свободно заходит в его клеточку, так как ягуар издавна считается

ручным. Охранник Матвей тихо теребит его за уши. И ягуар это любит. Но Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 ещТ

больше любит он свободу. Он ощущает, что как-то с помощью Матвея он может

удрать, но как, этого он решить не может. Он очень глуповат. Ах! он лежит и от

напряжТнной мысли морщит лоб Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47. Вот в клеточку заходит охранник Матвей. Вот ягуар

встает, потягивается и подходит к открытой двери. "Ну, ты!" - орет охранник

Матвей и сапогом дает ягуару пинка в бок. Ягуар оскаливает зубы и дТргает усом.

Чтоб убежать Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47, нужно что-то сделать. Но что? Ягуар стоит и задумывается. А охранник

Матвей вылезает из клеточки, закрывает дверцу, гремит каким-то стальным ковшом

и уходит. Что-то кончилось навечно. Ягуар забирается на Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 полку, прибитую под

самым потолком клеточки и, свесив хвост, засыпает.

А вот слон. Это большой и умный зверек.

Больше о нТм и гласить нечего.

Сейчас медведь. О нТм расскажу таковой случай: один Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47 инженер купил для себя

ценного медведя и посадил в ванную комнату. Гости того инженера часто

приходили поглядеть на ужасного зверька. Но инженер никого в ванную комнату

не пускал. *(5)

Много, много есть разных животных: царствующих, великих, гнутых,

вызолоченных Собрание сочинений Даниил Хармс. Дневники - страница 47, пришибленных и низкокланяющихся. Но наилучший из их - это


sobranie-izbiratelej-po-mestu-zhitelstva-leningradskaya-oblast-viborgskij-rajon-g-viborg-ul-im-a-k-haritonova-ivanova-alina-aleksandrovna-stranica-21.html
sobranie-izbiratelej-po-mestu-zhitelstva-leningradskaya-oblast-viborgskij-rajon-g-viborg-ul-im-a-k-haritonova-ivanova-alina-aleksandrovna-stranica-26.html
sobranie-izbiratelej-po-mestu-zhitelstva-leningradskaya-oblast-viborgskij-rajon-g-viborg-ul-im-a-k-haritonova-ivanova-alina-aleksandrovna-stranica-30.html