Собрание сочинений - страница 93

* * *

Л. К.


В этой малеханькой комнате все по старому:

аквариум с рыбкою — все убранство.

И рыбка плавает, смотря в сторону,

чтобы прирастить для себя место.


С того времени, как ты навечно уехала,

похолодало, и Собрание сочинений - страница 93 чай не сладок.

Сделавшись мраморным, место около

в сумерках сходит с разума от складок.


Колесо и каблук оставляют в покое улицу,

горделивый платан не меняет позы.

Две половинки карманной луковки

после восьми могут вызвать слезы Собрание сочинений - страница 93.


Нередко чудится Греция: некоторая роща, некоторая

охотница в тунике. Вобщем, почаще

голая преследует четвероногое

красноватое дерево в спальной почаще.


Меж квадратом окна и портретом прадеда

даже ласковый сквозняк изберет занавеску.

И если случается Собрание сочинений - страница 93 вспомнить правило,

то с запозданием и не к месту.


В качку, как досадно бы это не звучало, не устоять на палубе.

Бурю, как досадно бы это не звучало, не срисовать с натуры.

В городках Собрание сочинений - страница 93 только дрозды и голуби

веруют в идею архитектуры.


Непременно, все это скоро кончится  

стремительно и, видимо, безобразно.

Мозг — точно айсберг с потекшим контуром,

очень увлекшийся Куросиво.




^ Жизнь в рассеянном свете


Грохот цинковой Собрание сочинений - страница 93 урны, опрокидываемой порывом

ветра. Авто катятся по булыжной

мостовой, точно вода по рыбам

Гудзона. Еле слышный

глас, принадлежащий Музе,

звучащий в сумерках как ничей, но

ровненький, как пенье зазимовавшей мухи,

нашептывает слова, не имеющие значенья.


Неразборчивость буковкы. Всклокоченная капуста

туч Собрание сочинений - страница 93. Светило, наказанное за грубость

прикосновенья. Чье искусство  

никак не нежность, но близорукость.

Жизнь в рассеянном свете! и по неделям

ничего во рту, не считая бычка и пива.

Зимой только глаз сохраняет зелень Собрание сочинений - страница 93,

обжигая нагое зеркало, как крапива.


Ах, при таком освещении вам ничего не нужно!

Ни торжества справедливости, ни подруги.

Очертания вещи, как та лимонка,

взрываются, попадая в руки.

И конечности дубенеют. Это

оттого, что в Собрание сочинений - страница 93 рассеянном свете холод

показывает свойства силуэта  

в особенности, если предмет немолод.


Спеть, что ли, песню о том, что не за горами?

о сходстве целого с половинкой

о чувстве, как будто вы загорали

напротив: в Собрание сочинений - страница 93 полнолунье, с финкой.

Но никто, жилку надув на шейке,

не схватит мотивчик ваш. Ни ценитель,

ни обычная публика: чем слышнее

куплет, тем бесплотнее исполнитель.




^ Из Парменида


Наблюдающий? очевидец событий? войны в Крыму?

Масса Собрание сочинений - страница 93 жертв — все в дыму — перемирие полотенца...

Нет! самому совершить поджог! роддома! И самому

вызвать пожарных, прыгнуть в огнь и спасти малыша,

дать ему соску, назваться его папой,

научить его ложить здесь же из пальцев фигу Собрание сочинений - страница 93.

И позже, завернув бутерброд в газету с обычным лицом,

сесть в электричку и погрузиться в книжку

о превращеньях красавиц в птиц, и как их места

зарастают пером: ласточки — цапли — дрофы..

Быть и предпосылкой и Собрание сочинений - страница 93 следствием! чтоб, N лет спустя,

отрешиться от памяти в пользу жертв катастрофы.




* * *


Как издавна я топчу, видно по каблуку.

Паутинку тоже пальцем не снять с чела.

То и приятно Собрание сочинений - страница 93 в звучном кукареку,

что звучит как вчера.

Да и темной мысли толком не закрепить,

как на лоб упавшую косо прядь.

И уже ничего не сниться, чтобы меньше быть,

пореже реализоваться, не засорять

времени Собрание сочинений - страница 93. Нищий квартал в окне

глаз мозолит, чтобы, в собственный черед,

в лицо уяснить жильца, а не

как тот считает, напротив.

И по комнате точно шаман кружа,

я наматываю, как клубок,

на себя пустоту ее, чтобы душа

знала что Собрание сочинений - страница 93 то, что знает Бог.




* * *


Идея о для тебя удаляется, как разжалованная прислуга,

нет! как платформа с вывеской «Вырица» либо «Тарту».

Но надвигаются лица, не понимающие друг дружку,

местности, нанесенные точно вчера Собрание сочинений - страница 93 на карту,

и заполняют вакуум. Видимо, никому из

нас не сделаться монументом. Видимо, в наших венах

недостаточно извести. "В нашей семье, — волнуясь,

ты бы воткнула, — не было ни военных,

ни величавых мыслителей". Верно: невским струям

отраженье Собрание сочинений - страница 93 очередной вещи нестерпимо.

Где там мамы и ее кастрюлям

уцелеть в перспективе, удлиняемой жизнью отпрыска!

То то же снег, этот мрамор для бедных, за неименьем тела

тает, ссылаясь на неспособность клеток  

другими Собрание сочинений - страница 93 словами, извилин! — вспомнить, как ты желала,

пудря щеку, смотреться в итоге.

Остается, затылок от взора прикрыв руками,

бурчать на ходу «умерла, умерла», покуда

городка рвут сырую сетчатку из грубой ткани,

дребезжа, как сдаваемая посуда Собрание сочинений - страница 93.


1985

^ На виа Джулиа

Теодоре Л.


Колокола до сего времени звонят в том городке, Теодора,

как будто ты не растаяла в воздухе пропеллерною снежинкой

и возникаешь в сумерках, как свет в конце коридора Собрание сочинений - страница 93,

двигаясь в сторону площади с мраморной пиш. машинкой,

и мы встаем из за столиков! Кочевника от оседлых

отличает способность глотнуть ту же жидкость два раза.

Не говоря об ангелах, не говоря о сероватых

в яблоках, и Собрание сочинений - страница 93 доныне не утоливших жажды

в местных фонтанах. Знать, велика пустыня

за оградой собравшего рельсы в пучок вокзала!

И струя практически захлебывается, вестимо

оттого, что не все еще поведала

о твоей красе. Городкам, Теодора Собрание сочинений - страница 93, тоже

характерны излишние мысли, желанья счастья,

плюс готовность придраться к колеру кожи,

к лодыжкам, к прическе, к длине запястья.

Так как становишься тем, на что смотришь, что близко видишь.

С дальнозоркостью потомка джулий, октавий, ливий

город Собрание сочинений - страница 93 глядит для тебя вдогонку, точно распутный витязь:

чем длиннее улицы, тем городка счастивей.




* * *


Ночь, одержимая белизной

кожи. От ветреной резеды,

ставень царапающей, до резной,

мелко вздрагивающей звезды,

ночь, всеми фибрами трепеща

как Собрание сочинений - страница 93 насекомое, льнет, черна,

к лампе, чья неровность горяча,

хотя полностью отключена.

Спи. Во все 20 5 свеч,

добыча сонной шушары,

смогшая не растерять лучей,

преломившихся о твои черты,

ты меркло светишься изнутри,

покуда, губками припав Собрание сочинений - страница 93 к плечу,

я, точно книжку читая при

для тебя, сезам по складам шепчу.




^ Посвящается стулу


I


Март на финале. Веселая известие:

денек удлинился. Кажется, на третья часть.

Глаз ощущает, что требуется вещь,

которую пристрастно разглядеть Собрание сочинений - страница 93.

Возьмем за спинку некий стул.

Приметы его кратко таковы:

зажат меж невидимых, но скул

места (что есть форма татарвы),

он что то вроде метра в высоту

на 40 см в ширину

и изготовлен, как и дерево Собрание сочинений - страница 93 в саду,

из общей (как числилось в старину)

коричневой материи. Что сухо

сочтется камуфляжем в Королевстве Духа.


II


Вещь, помещенной будучи, как в Аш 

два О, в место, презирая риск,

место хочет вытеснить Собрание сочинений - страница 93; но ваш

глаз на полу не замечает брызг

места. Стул, что твой наполеон,

красуется сейчас, где вчерась.

Что было бы тут, если б не он?

Только воздух. В этом воздухе б вилась

пыль. Взор Собрание сочинений - страница 93 бы не задерживался на

пылинке, но, блуждая по стенке,

он достигал бы вскорости окна;

достигнув, устремлялся бы вовне,

где нет вещей, где есть место, но

к вам вытесненным смотрится оно.


III


На мягенький Собрание сочинений - страница 93 в профиль смахивая символ

и «восемь», но квадратное, в анфас,

стоит он в центре комнаты, настолько наг,

что почти все притягивает глаз.

Но это — только воздух. Меж ног

(карих, что принципиально — 4)

только воздух Собрание сочинений - страница 93. Другими словами дай ему пинок,

сбрось все с себя — как об стенку горох.

Только воздух. Вас обхватывает жуть.

Вам остается, в сути, одно:

вскочив, его скачком перевернуть.

Но максимум, что оголится — дно.

Фанера. Гвозди Собрание сочинений - страница 93. Пыльные штыри.

Продукт из вашей своей ноздри.


IV


Четверг. Сейчас стул был не у дел.

Он не переместился. Ни на шаг.

Никто на нем сейчас не посиживал,

не двигал, не набрасывал пиджак Собрание сочинений - страница 93.

Место, точно изморось — пчелу,

вещь, воспользоваться коей закончил

обладатель, превращает ввечеру

(пусть временно) в карий кристалл.

Стул напрягает весь собственный силуэт.

Тепло; часы демонстрируют 6.

Все смотрится будто бы его нет,

тогда как он в Собрание сочинений - страница 93 реальности есть!

Но не достаточно ли чем жертвуют, вчера

от завтра отличая, вечера.


V


Материя появилась из борьбы,

как явствуют преданья старины.

Мир сотворен был для мебели, чтобы

создатель мог посмотреть со стороны

на что Собрание сочинений - страница 93 нибудь, признать его чужим,

бросить без внимания вопрос

о подлинности. Нареченный режим

материи не обещает роз,

но гвозди. Вобщем, если б не гвоздь,

все сразу распалось бы, как есть,

на рейки, перекладины Собрание сочинений - страница 93. Ваш гость

не мог бы, при желании, присесть.

Составленная из частей, всюду

вещь держится в конечном итоге на гвозде.


VI


Стул состоит из чувства пустоты

плюс крашенной материи; к чему

прибавим, что пропорции ординарны

как тысячи отношенье к одному Собрание сочинений - страница 93.

Что знаем мы о стуле, окромя,

того, что было сказано в пылу

полемики? — что всеми 4-мя

стоит он, точно стол ваш, на полу?

Но стол есть плоскость, режущая грудь.

А стул ваш Собрание сочинений - страница 93 вертикальностью берет.

Стул может встать, чтобы лампочку ввентить,

на стол. Но никогда напротив.

И, вниз пыльцой, переплетенный ствол

мгновенно осенит всю остальную мебель.


VII


Воскресный полдень. Комната гола.

В ней только стул. Ваш стул переживет

вас, ваши Собрание сочинений - страница 93 идеальные тела,

их плотно облегавший шевиот.

Он не падет от взмаха топора,

и пламенем ваш стул не удивишь.

Из бурных волн под возгласы «ура»

он выпрыгнет проворнее, чем фиш.

Он затмит употребленьем Собрание сочинений - страница 93 гимн,

язык, вид мироздания, матрас.

Расшатан, он заменится другим,

и различия не увидит глаз.

Потом что — глас вещ, а не зловещ  

материя конечна. Но не вещь.






sobranie-sochinenij-po-psihopatologii-stranica-19.html
sobranie-sochinenij-po-psihopatologii-stranica-24.html
sobranie-sochinenij-po-psihopatologii.html