Собрание сочинений в шести томах - страница 34

мышление — совсем особенный процесс, резко отличающийся от связи представлений (ассоциаций), мышление включает в собственный состав совсем другие психологические процессы — интенцию, либо направленность на решение появившейся препядствия, оно проявляется в первичном усмотрении отношений Собрание сочинений в шести томах - страница 34 и, в конце концов, в него не обязательно-ПвходяТЖглядные ооразы (представления) и элементы речи (слова).

Бесспорная награда вюрцбургской школы в том, что представители этого направления попробовали подойти к мышлению как к совсем Собрание сочинений в шести томах - страница 34 особенному виду психологической деятельности. Но решение вопроса о мышлении, предложенное ими, также повстречало оправданное сопротивление. Пользуясь личным, феноменологическим способом (описанием тех переживаний, которые появлялись при мыслительном акте), сторонники этого направления опи-

466

ПОСЛЕСЛОВИЕ

сывали процесс Собрание сочинений в шести томах - страница 34 мышления в самых общих, отвлеченных определениях; ученые заблаговременно отрешались подходить к мышлению как к определенной психической-деятельности человека, вполне отрывали мышление от всех других процессов психологической жизни (в том числе от практического опыта и Собрание сочинений в шести томах - страница 34 речи), замыкались в кругу чисто личных, феноменологических описаний и уж,, естественно, даже не ставили вопроса о способности подойти к историческим корням развития мышления.

Близкую позицию, хотя и исходящую из совсем других положений Собрание сочинений в шести томах - страница 34, заняли и представители германской гештальтпсихологии (М. Вертгаймер, В. Келер, К. Коффка). Детально изучая процессы восприятия как целостные,, дальше неразложимые формы психологической деятельности, они перенесли представления об этих целостных законах и в Собрание сочинений в шести томах - страница 34 описание мышления, в базе которого, по их воззрению, лежало восприятие отношений. Указывая на целостный, дальше неразложимый процесс мышления, эти создатели по существу отождествили его законы с законами целостного восприятия, и это безизбежно привело Собрание сочинений в шести томах - страница 34 гештальтпсихологов к настолько же абстрактным схемам, как и представителей вюрцбургской школы, и также лишило способности рассматривать процесс мышления в качестве определенной психологической деятельности, имеющей свок> историю и свои корешки, тесновато связанные с Собрание сочинений в шести томах - страница 34 практикой человека и с языком.

В обоих направлениях исследование мышления замыкалось в серию абстрактных схем и реальное исследование деятельности мышления и его историк оставалось неосуществимым. Создавался глубочайший кризис этого раздела психологин, преодоление Собрание сочинений в шести томах - страница 34 которого и стало основной задачей Л. С. Выготского.

Два пути были вероятны для выхода из этого кризиса. С одной стороны, было надо выделить те реальные единицы, из которых строится Собрание сочинений в шести томах - страница 34 процесс мышления, и заместо облегченных ассоциаций либо абстрактных, схем (типа усмотрение отношений) отыскать дальше неразложимые составляющие, сохранявшие все свойства, характеризующие мышление, выводя эти составляющие (либо единицы) из определенной практической деятельности малыша. С Собрание сочинений в шести томах - страница 34 другой стороны, создавалась острая необходимость подойти к процессам мышления в свете их развития и, помня известную формулу Маркса: «Мы знаем только одну единственную науку — науку истории» (К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч., т. 3, с. 16), проследить те Собрание сочинений в шести томах - страница 34 реальные этапы, которые проходит формирующееся мышление взрослого человека.

Естественно, что и в решении этих заморочек Выготский был должен оттолкнуться от существовавших в его время теорий, сохранив описанные имет определенные факты Собрание сочинений в шести томах - страница 34 и противопоставив неверному истолкованию этих фактов верный и поочередно материалистический подход.

В 20-х гг. нашего века было малость психических попыток подойти5 к реальным истокам мышления, сопоставить его с деятельностью малыша, с одной стороны, и Собрание сочинений в шести томах - страница 34 с развитием его речи, с другой. Из этих малочисленных попыток выделялись ранешние работы Ж. Пиаже о развитии речи и мышления малыша, с одной стороны, и, с другой — работы германского психолога В. Штерна Собрание сочинений в шести томах - страница 34 о психологии развития малыша, продолжавшие в течение 2-ух десятилетий занимать в психологии доминирующее место. Обе эти группы работ пробовали дать как можно более пристальное описание того мира, в каком Собрание сочинений в шести томах - страница 34 жил ребенок; обе они совместно с тем пробовали подойти к строению его речи к к взаимоотношению речи с мышлением.

Естественно, что, приступая к решению вопроса об отношении мышления и речи, Выготский не Собрание сочинений в шести томах - страница 34 мог пройти минуя этих работ.

Для Пиаже весь процесс развития малыша был процессом постепенной социализации существа, ранее не отделявшего окружающий мир от собственных переживаний и вроде бы замкнутого в кругу аутизма. Вот Собрание сочинений в шести томах - страница 34 поэтому, задумывался Пиаже, и речь малыша с самого начала носит нрав не обращенной к взрослому эгоцентрической речи.

Л. С. Выготский исходил из обратных позиций. Для него малыш, также не отделенный от мамы на физическом уровне Собрание сочинений в шести томах - страница 34, а потом на биологическом уровне, с са-

467

ПОСЛЕСЛОВИЕ

мого начала был соц существом, и его деятельность с самого начала была пронизана воззванием к взрослым, общением с ними. Уже это положение Собрание сочинений в шести томах - страница 34 принуждало Выготского колебаться в том, что речь малыша, которая всегда отражает реальность, служит формой общения и отражения мира, на первых ступенях как будто носила эгоцентрический нрав и была быстрее орудием аутистических переживаний, чем средством Собрание сочинений в шести томах - страница 34 отражения реального мира, орудием общения. Конкретно это и принудило Выготского обратиться к ранешным стадиям развития малыша и поставить впереди себя вопрос, какую результативную функцию играет та речь, которую Пиаже называл эгоцентрической^

Экспериментальные исследования Собрание сочинений в шести томах - страница 34, которые провел Выготский, позволили «м> разрешить вопрос о функции речи, считавшейся Пиаже эгоцентрической, получить факты важного значения. Экспериментальные данные Выготского крепко вошли в психическую литературу. Оказалось, что эгоцентрическая речь малыша имеет реальное Собрание сочинений в шести томах - страница 34, эффективное значение: она возникает тогда, когда ребенок сталкивается с затруднением, которое он может решить только при помощи взрослого; то, что Пиаже считал эгоцентрической речью, по сути оказалось эффективными речевыми Собрание сочинений в шести томах - страница 34 пробами, конкретно вплетенными в практические пробы малыша, и беспристрастно игралось свою роль, помогая ребенку отражать, «прощупывать» ситуацию, поначалу анализируя ее, а потом и планируя будущее действие Вот поэтому критичный анализ концепций Пиаже, который сделал Собрание сочинений в шести томах - страница 34 Выготский и с которого он начинает свою работу «Мышление и речь», был в таковой же степени «экспериментальной философией», как и экспериментальным исследованием, с той только особенностью, что подход Выготского отрывал речь от Собрание сочинений в шести томах - страница 34 кажущегося эгоцентризма и был •практически первой попыткой показать то место, которое ранешняя речь малыша занимала в его практической деятельности.

Только в предстоящем, по наблюдениям Выготского, эта наружняя, развернутая квазиэгоцентрическая речь перебегает Собрание сочинений в шести томах - страница 34 в сокращенную, шепотную, а потом и во внутреннюю речь, становясь одним из важных орудий людского мышления.

Со времени опубликования разбираемой работы Л. С. Выготского прошло около 50 лет; но идеи о первично Собрание сочинений в шести томах - страница 34 действующем, соц нраве речи малыша, о процессе ее следующей интериоризации, приводящей к слож=" нейшим механизмам речевого мышления, продолжают оставаться остро животрепещущими и разрабатываться многими русскими психологами.

Если за теорией эгоцентрической речи Пиаже стояли Собрание сочинений в шести томах - страница 34 идеи глубинной психологии, аутизма и в итоге психоанализа, то В. Штерн — другой психолог, изучавший делему развития речи и мышления, исходил из совсем других позиций. За его положениями, характеризующими детскую речь, стояли идеи Собрание сочинений в шести томах - страница 34 идеалистического персонализма, которые в корне подрывали всякий генетический подход к анализу путей развития детской речи и ее роли в мышлении. Согласно собственной концепции, Штерн приходил к утверждению: меж одним и 2-мя Собрание сочинений в шести томах - страница 34 годами ребенок делает самое огромное открытие в собственной жизни, заключающееся в том, что любая вещь имеет свое имя. Тем ребенок вводится в мир закоренелых значений, и ему сразу раскрывается путь к овладению умственными операциями Собрание сочинений в шести томах - страница 34. Коренная ошибка Штерна, по воззрению Выготского, в последующем: он делает делему постулатом и, заместо того чтоб поставить вопрос о реальном развитии значения слова, высказывает маловероятное предположение о том, что ребенок сразу открывает готовый Собрание сочинений в шести томах - страница 34 мир значений.

Анализ концепций Пиаже и Штерна становится отправным пт всех последующих рассуждений, которые входят в разбираемую работу Выготского Отказываясь принять как идею об эгоцентрической речи, так и идею об открытии значения Собрание сочинений в шести томах - страница 34 слов, Выготский ставит основную задачку — проследить генетические корешки мышления и речи и дать в руки психологу экспериментальные способы исследования того, как конкретно развиваются эти процессы.

463

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Глава «Генетические корешки мышления Собрание сочинений в шести томах - страница 34 и речи» имеет центральное, ключевое значение. В большенном числе исследовательских работ высказывалось предположение, что генетические корешки мышления плотно сплетены с речью, что слово всегда является носителем понятия, лежащего в базе мышления, что принципно дела Собрание сочинений в шести томах - страница 34 меж мышлением и речью остаются постоянными на поочередных шагах развития.

Л. С. Выготский со всей решительностью отторг это положение и показал, что развитое мышление человека имеет два независящих корня, один Собрание сочинений в шести томах - страница 34 из которых уходит в глубину практического деяния животного, а другой — в применение речи как средства общения. На этот вывод Выготского вполне уполномочивали те данные, которые к тому времени накопились в психологии. Так Собрание сочинений в шести томах - страница 34, еще к началу 20-х гг. твердо установили, что антропоидные мортышки, наблюдавшиеся в опытах В. Келера, способны совершать довольно сложные, интеллектуальноподобные деяния: животные анализировали приятную ситуацию, улавливали ее приятные связи и оказывались в состоянии решать относительно Собрание сочинений в шести томах - страница 34 обыкновенные действующие задачки. Но в звуках, отражавших эмоциональное состояние животных (наслаждение и неудовольствие, устрашение либо призыв), нельзя было поймать даже намеков на обозначение отдельных предметов; аффективные звуки антропоидов имели Собрание сочинений в шести томах - страница 34 совсем иную функцию, чем слова людского языка, каждое из которых обозначает какой-нибудь предмет, отражает связи и дела *.

Как следует, как указывал Выготский, имеются доречевые формы наглядно-действенного ума, так же как имеются аффективные, доинтел Собрание сочинений в шести томах - страница 34-лектуальные формы тех звуковых реакций, которые еще не несут умственных функций.

Схожее утверждение привело Выготского к высказываниям, имеющим двойной нрав. С одной стороны, ему стало ясно, что корешки ума необходимо находить не Собрание сочинений в шести томах - страница 34 в абстрактных логических операциях, выражаемых в языке,. а в реальной деятельности животного и что звуки, характеризующие поведение животного, имеют совершенно другое функциональное значение и входят в совсем ин>ю систему Собрание сочинений в шести томах - страница 34, чем умственное действие. С другой стороны, ему стало ясно, что, вместе с теми формами развития, которые идут по «чистым линиям» (обеспечивающим созревание какого-нибудь задатка), есть и формы развития, идущие по «смешанным линиям Собрание сочинений в шести томах - страница 34», и конкретно последнее принуждает находить тог период, когда мышление становится речевым и речь врубается в практическое решение задач, получая тем новые функции.

Уже тут Выготский приходит к положению, которое он не утомляется Собрание сочинений в шести томах - страница 34 повторять далее. Если Гете предложил поменять библейское изречение: «Вначале было слово» — другим: «Вначале было дело», — то Выготский предлагает поменять акценты в этом предложении, выделяя 1-ое слово: «Вначале было дело», заставляющее находить, как Собрание сочинений в шести томах - страница 34 объединение «дела» и «слова» обеспечивает появление тех высших форм речевого мышления, которые присваивают людскому «делу» принципно новые черты, выводят его далековато за границы наглядно воспринимаемой ситуации и превращают человека из «раба зрительного поля Собрание сочинений в шести томах - страница 34» в его владельца.

Естественно, что все это толкает Выготского на последующий шаг — более пристальное исследование того пути, который проходит значение слова, этот, по его выражению, «микрокосм людского сознания» а Собрание сочинений в шести томах - страница 34 вкупе с тем элементарнейшее средство отражения реальности. Этот шаг приводит Выготского к решающим опытам, результаты которых потом принесли их создателю мировую известность.

* Опыты над формированием у антропоидных обезьян звуков либо изображений, приобретающих известное значение Собрание сочинений в шести томах - страница 34 и обозначающих предмет, не пошли далее искусственных тестов и не оправдали высказанного создателями положения.

469

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Если — как было показано рядом исследователей — практическое действие животного и простое действие малыша при помощи орудий (Werkzeugdenken Собрание сочинений в шести томах - страница 34) имеет свою историю, этапы собственного формирования и свою изменяющуюся психическую структуру, то нельзя ли проследить аналогичный процесс с самим словом — основной единицей языка, которое в зрелом виде выражает понятие, тем создавая новые базы Собрание сочинений в шести томах - страница 34 для развития мышления? Этот вопрос освещен Выготским в главе «Экспериментальное развитие понятий».

Давно понятно, что единицей речи является слово, что оно обозначает предмет, а на более сложных ступенях развития выражает известное Собрание сочинений в шести томах - страница 34 отвлеченное понятие. Но, невзирая на существенное число исследовательских работ, посвященных этому вопросу, сам процесс развития значения слова оставался в стороне. Предполагалось, что значение слова всегда постоянно (ведь казалось естественным, что слово «стул» либо Собрание сочинений в шести томах - страница 34 слово «яблоко» значит для малыша и взрослого одну и ту же вещь) и что весь процесс развития речи связан только с обогащением и расширением словаря и приобретением новых отвлеченных слов, которые выражают известные Собрание сочинений в шести томах - страница 34 понятия.

Таковой подход к психологии слова казался Выготскому безосновательным и утверждение, что ребенок просто «врастает в культуру», приобретая все новые и новые слова, неубедительным. Выготский считал нужным противопоставить как ассоциативному Собрание сочинений в шести томах - страница 34 подходу к выработке обобщенного значения слова методом проб и ошибок, так и очевидно идеалистическому представлению о том, что отвлеченное значение слова конкретно привносится ребенку, принципно другой подход, отражающий драматический процесс развития понятия. Выготский Собрание сочинений в шести томах - страница 34 считал важной задачей проследить тот реальный психический процесс, в итоге которого слово теряет диффузный личный нрав и становится подлинным орудием для отражения всех сложнейших связей и отношений, в которые могут Собрание сочинений в шести томах - страница 34 вступать обозначенные словом предметы. И если Выготский на данный момент получил признание в мировой литературе, то это вышло в значимой мере в связи с тем, что ему удалось разрешить поставленную им задачку.

1-ый шаг Собрание сочинений в шести томах - страница 34, который он делает, сводится к точному отграничению 2-ух главных сторон, либо главных функций, слова. С одной стороны, слово всегда показывает на отдельный предмет (действие либо качество), замещает его, либо, согласно известному Собрание сочинений в шести томах - страница 34 русскому языковеду А. А. Потебне, служит его представлением. Эту функцию слова Выготский с основанием именовал предметной отнесенностью слова. Тот факт, что предметная отнесенность слова схожа у ребенка-и взрослого («стул» — всегда стул, «окно» — всегда Собрание сочинений в шести томах - страница 34 окно), свидетельствует, что она является одной из важных функций слова; но данный факт просто закрывает глубочайшие конфигурации, которые претерпевает содержание слова в развитии малыша.

Вместе с функцией предметной отнесенности Собрание сочинений в шести томах - страница 34 Выготский выделил и вторую, еще более сложную функцию слова — функцию значения. Эта самая сторона слова и претерпевает в процессе развития речи малыша глубочайшие преобразования. Под значением Выготский осознавал последующее: слово не ограничивается Собрание сочинений в шести томах - страница 34 указыванием на определенный предмет; совместно с этим оно вводит данный предмет в систему связей и отношений, анализирует и обобщает его. «Чернильница» есть не только лишь прямое указание на предмет, стоящий на столе; это Собрание сочинений в шести томах - страница 34 — указание на то, что данный предмет имеет отношение к цвету либо краске (черн-), что он относится к другим предметам, имеющим орудийное значение (суффикс*-ил"), что этот предмет является вместилищем, таким же Собрание сочинений в шести томах - страница 34, как сахарница, пепельница (суффиксы н-иц). Как следует, слово, с одной стороны, не только лишь показывает на предмет, но делает сложнейший анализ этого предмета, анализ, сформированный в кодах языка в процессе публичной истории Собрание сочинений в шести томах - страница 34.

* Л. С. Выготский именует эту часть слова частичкой. — ^ Примеч. ред.

470

ПОСЛЕСЛОВИЕ

С другой стороны, слово вводит предмет в определенную систему связей, и «огород» безизбежно вызывает такие связи, как «земля», «грядка»," «огурцы» и т. д., а Собрание сочинений в шести томах - страница 34 время от времени относится и к более отвлеченной системе категорий, таких, как «сельское хозяйство», «растительная пища», «товарная стоимость» и т. д.

В конце концов —как на это указывал В. И Собрание сочинений в шести томах - страница 34. Ленин —всякое слово (речь) уже обобщает (т. 29, с. 246): говоря «стол», мы имеем в виду хоть какой стол, говоря «часы» — любые часы и т. д.

Выделение значения слова как той системы связей Собрание сочинений в шести томах - страница 34, которые за ним скрываются и которые^ вызываются им, — важный шаг лингвистики, психологин и психолингвистики. Выготскому удалось установить главное: если предметная отнесенность слова может сохраняться на различных шагах психологического развития схожей, то значение слова (т Собрание сочинений в шести томах - страница 34. е. внутренняя семантическая структура) развивается. Чтоб обосновать развитие значения слова, Выготский применил уникальный способ, разработанный им вкупе с Л. С. Сахаровым. Этот способ позволял сразу вынести наружу те системы связей, которые стоят за Собрание сочинений в шести томах - страница 34 словом, и проследить процесс формирования понятия. Способ заключается в том, что искусственные, ничего не значащие слова приурочиваются к предметам, имеющим комплекс признаков (к примеру, «РАС» значит мелкие и плоские, «ГАЦУН Собрание сочинений в шести томах - страница 34» — огромные и высочайшие предметы и т. д.). Испытуемому дают картонные фигуры, на нижней стороне которых написано соответственное слово. Одну из фигур открывают и предлагают ребенку избрать все фигуры, которые обозначаются тем же Собрание сочинений в шести томах - страница 34 словом. Если выбор совершен безуспешно, опыт продолжают и ребенку предлагают додуматься, какие еще фигуры могут обозначаться этим искусственным словом.

Описанная методика привела к только принципиальным результатам и показала, что значение искусственного слова строится Собрание сочинений в шести томах - страница 34 на поочередных шагах развития" малыша по-разному, входя в совсем неодинаковые психологические системы. Так, на ранешних шагах ребенок игнорировал данное ему слово и выбирал предметы по случайному признаку, демонстрируя тем Собрание сочинений в шести томах - страница 34, что слово или не имеет для него существенного значения, или его значение синкретично и диффузно. На последующем шаге развития слово уже приобретало "свое функциональное значение, но еще далековато не носило нрава отвлеченного понятия. Ребенок подбирал Собрание сочинений в шести томах - страница 34 к обозначенному ему большенному зеленоватому треугольнику, обозначенному подходящим словом, или все зеленоватые, или все треугольные, или все огромные фигуры. Создавалось воспоминание, что вокруг искусственного слова «ГАЦУН» появляется целая семья, каждый член Собрание сочинений в шести томах - страница 34 которой заходит в группу на собственных основаниях (зеленоватый квадрат — по признаку цвета, голубий треугольник — по признаку формы, так же как Иван заходит в семью поэтому, что он брат Петра, Ольга — поэтому Собрание сочинений в шести томах - страница 34, что она супруга Петра, Николай — поэтому, что он его отпрыск, и т. д.). Время от времени этот комплекс мог получать цепной нрав, формируя цепь, каждый последующий член которой сохранял связь по тому Собрание сочинений в шести томах - страница 34 либо иному признаку только с предыдущей фигурой, теряя связь с начальной. На последующих ступенях развития картина изменялась, и ребенок начинал выделять основной признак предмета, подводя этот признак под известную категорию. Выготский обозначал эту стадию Собрание сочинений в шести томах - страница 34 как стадию псевдопонятий, так как результаты находили свое подлинное лицо легким соскальзыванием на побочные признаки. В конце концов, сравнимо поздно, уже в школьном возрасте, весь процесс систематизации принципно изменялся и Собрание сочинений в шести томах - страница 34 начинал состоять из выделения признака, сотворения гипотетичной категории, имеющей свое словарное определение и приводящей к подлинному речевому (вербально-логическому) мышлению.

Опыты, проведенные Выготским, не только лишь проявили, что значение слов развивается Собрание сочинений в шести томах - страница 34, да и позволили проследить сам процесс формирования понятия, который ранее протекал в конкретном плане и только потом начинал опираться на отвлеченное, категориальное значение слов.

Путь развития значения слова от диффузного к приятному (ситуации онному Собрание сочинений в шести томах - страница 34) и дальше к категориальному (вербально-логическому) был уже в даль-

471

ПОСЛЕСЛОВИЕ

нейшем, после погибели создателя, прослежен многими исследователями как мышления малыша, так и мышления людей, стоящих на разных шагах культурного развития Собрание сочинений в шести томах - страница 34. Было ясно показано, как поочередно формируется значение слова — этого основного орудия отражения действительности.

II

. Таким макаром, рассмотренная глава работы «Мышление и речь» в первый раз доказывает тезис, что значение слов развивается, и подводит нас впритирку к Собрание сочинений в шести томах - страница 34 характеристике главных шагов развития понятий. Последующая и наибольшая по объему глава «Исследование развития научных понятий в детском возрасте» анализирует более личный вопрос (развитие научных понятий), но вкупе с тем неизмеримо расширяет Собрание сочинений в шести томах - страница 34 контекст всего труда Выготского, обращаясь к тому, что конкретно заносит более высочайшая форма понятия в сознание малыша и в какие конкретно дела вступают главные причины формирования сознания — развитие и обучение. Конкретно это позволяет Собрание сочинений в шести томах - страница 34 сказать, что в обозначенной главе с большой широтой раскрываются главные фи-лософско-психологические и практические взоры Л. С. Выготского.

Понятно, что еще до работ Выготского психологи были склонны различать два Собрание сочинений в шести томах - страница 34 главных вида понятий, которые формируются в процессе развития малыша. Одни из их, часто обозначаемые как спонтанные (Выготский предпочитает именовать их прозаическими), формируются в конкретной практической деятельности малыша, они появляются еще в Собрание сочинений в шести томах - страница 34 дошкольном возрасте. К таким понятиям можно отнести понятия «дом», «собака», «брат» и т. д. Другие понятия нередко обозначались как неспонтанные (Выготский предпочитает именовать их научными). Они появляются только в процессе обучения и возникают в Собрание сочинений в шести томах - страница 34 школьном возрасте. К ним можно отнести понятия «прямая линия», «закон Архимеда», «классовая борьба» и т. д.

Появлялись вопросы: развиваются ли эти виды понятий по одним и этим же законам? Имеют ли Собрание сочинений в шести томах - страница 34 они схожую психическую структуру? И в конце концов, играют ли они схожую роль в предстоящем психологическом развитии малыша?

Когда Выготский писал работу «Мышление и речь», в психологии не было конкретного ответа Собрание сочинений в шести томах - страница 34 на эти вопросы. Одни создатели считали, что законы, по которым развиваются прозаические и научные понятия, схожи, что научные понятия усваиваются тогда, когда их прозаические эквиваленты оказываются довольно созрелыми, и что предстоящее овладение Собрание сочинений в шести томах - страница 34 ими протекает по одним и этим же законам. Научный анализ различий в психическом строении прозаических и научных понятий не был проведен, а вопрос о роли обоих видов понятий в предстоящем психологическом развитии малыша Собрание сочинений в шести томах - страница 34 не был даже поставлен.

Можно с уверенностью сказать, что труд Выготского «Мышление и речь», так же как и его работа «Развитие высших психологических функций», вошедшая в 3-ий том Собрания сочинений, был первой попыткой Собрание сочинений в шести томах - страница 34 подойти к решению обозначенных вопросов с достаточной глубиной и принципиальностью.

Уже 1-ое приближение к анализу обоих видов понятий указывает, как глубоки их различия по генезису, психической структуре и функции. Прозаические понятия появляются Собрание сочинений в шести томах - страница 34 в итоге конкретного, личного, приятного опыта малыша, за которым стоит наглядно данная, образная реальность. Научные понятия вносятся школой, учителем, и за этими понятиями, обычно, совсем не стоит приятный, личный опыт ученика Собрание сочинений в шести томах - страница 34.

Прозаические понятия отлично известны ребенку (он знает, что такое «дом», «собака», «брат»), и ребенок довольно отлично умеет фактически воспользоваться ими; но, как демонстрируют наблюдения, он еще не может словесно найти эти Собрание сочинений в шести томах - страница 34 понятия. Прозаические понятия далековато не сходу входят в состав его сознательной практики. Научные понятия характеризуются противопо-

472

ПОСЛЕСЛОВИЕ

неверными чертами: они вносятся учителем словесно даже тогда, когда у ученика еще как бы нет стоящего Собрание сочинений в шести томах - страница 34 за ними определенного опыта. Потому ученик просто может словесно сконструировать научное понятие, но это еще не значит, что он может правильно обладать им.

Прозаические понятия, употребляемые ребенком в практике, могут оставаться непроизвольными (понятие Собрание сочинений в шести томах - страница 34 «собака» совсем не появляется в итоге какой-нибудь специальной деятельности и может употребляться без понимания его словесного значения). Научные понятия, вносимые школой, непременно не только лишь сознательные, да и произвольные; они всегда являются предметом Собрание сочинений в шести томах - страница 34 определенной теоретической деятельности, продуктом специальной работы над ними (их определения, противоставления и т. д.).

В конце концов, существует и еще одна, чуть ли не важнейшая черта, отделяющая эти два типа понятий Собрание сочинений в шести томах - страница 34. Прозаическое понятие включает отражаемый им предмет в определенную приятную, жизненную- ситуацию, но совсем не непременно вводит его в определенную логическую систему. Напротив, основная черта научного понятия та, что оно непременно Собрание сочинений в шести томах - страница 34 вводит обозначаемый им предмет в систему логических категорий и противопоставлений: ровная линия противопоставляется кривой, капитализм — социализму и т. д.

Все это гласит о том, что прозаические и научные понятия отличаются не только лишь по происхождению Собрание сочинений в шести томах - страница 34, да и по психической структуре. Прозаические, практические понятия отражают реальность, но система укрытых за ними связей может оставаться неосознанной. Научные понятия, являясь клеткой определенной системы, не только лишь формируются их Собрание сочинений в шести томах - страница 34 речевым определением, но всегда являются осознанной системой связей и отношений, в которые они включены.

Противопоставление прозаических и научных понятий совсем не ограничивается приведенными нами примерами; оно распространяется и существенно далее. Устная речь малыша — практическая Собрание сочинений в шести томах - страница 34 прозаическая деятельность: она отражает предмет, желание, переживание. Ребенок, пользуясь устной речью, совсем не непременно понимает ее строй и составляющие ее составляющие (вот поэтому на вопрос, сколько слов в предложении: «В комнате 12 стульев Собрание сочинений в шести томах - страница 34»,— ребенок без колебаний отвечает: «12»). В отличие от устной письменная речь имеет совершенно другое строение: ее предметом поначалу являются изолированные звуки (совсем не осознаваемые ребенком в его устной речи), изображаемые знаками; потом Собрание сочинений в шести томах - страница 34 — слоги и морфемы, позже — лексемы и синтагмы. Все эти составляющие, неосознаваемые в устной речи, осознаются и произвольно используются в письменной. То же самое можно сказать и о счете. Владея фактически прозаическим счетом Собрание сочинений в шести томах - страница 34, ребенок еще не понимает его правил и ограничивается определенными предметами; при переходе к алгебре конкретно определенные предметы отступают на задний план и объектом сознания, случайной деятельности становятся главные формальные законы Собрание сочинений в шести томах - страница 34 счетных операций.

Можно с полным основанием сказать, что во всех первых формах упомянутых видов деятельности мы сталкиваемся с практическими действиями, во всех последних формах — с теоретическими действиями, имеющими совершенно другой предмет и совершенно Собрание сочинений в шести томах - страница 34 другое психологическое строение.

Противоставление прозаических и научных понятий, на котором Выготский настолько тщательно останавливается в разбираемой главе его работы, является только личной моделью, на которой в особенности ясно выступает противопоставление спонтанного Собрание сочинений в шести томах - страница 34 и случайного, неосознанного и осознанного, несистемного и системного в психологической деятельности. Остается, но, последний вопрос, которому Выготский уделяет повышенное внимание. Это вопрос о динамике (поточнее, диалектике) развития научных и прозаических понятий. Как уже было Собрание сочинений в шести томах - страница 34 сказано, этот вопрос решался неодинаково разными психологами, и если одни считали, что спонтанное развитие малыша должно достигнуть известной зрелости, чтоб стало вероятным усвоение научных понятий (навряд ли дошкольника можно учить алгебре), и что Собрание сочинений в шести томах - страница 34 обучение должно следовать развитию, плестись в хвосте развития, то другие исследователи считали оба процесса идущими параллельно и только взаимодействующими вместе.

473

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Тот значимый вклад, который Выготский занес в решение этого вопроса, заключался в Собрание сочинений в шести томах - страница 34 последующем: нет и не может быть одного и неизменного дела меж развитием и обучением; естественно, что спонтанное развитие прозаических понятий делает малыша готовым к усвоению научного понятия; но и исследование научных понятий Собрание сочинений в шести томах - страница 34 заносит большой вклад в предстоящее психическое развитие малыша, вводя его отражение реальности в известные системы, делая процессы его интеллектуальной деятельности сознательными и случайными. На эту сторону дела, на забегающее Собрание сочинений в шести томах - страница 34 вперед воздействие научных понятий на прозаические до Выготского обращалось недостающее внимание. И конкретно Выготскому принадлежит награда выделения оптимального зерна в формальном обучении, указание на то воздействие, какое заносит формальное усвоение научных понятий в до Собрание сочинений в шести томах - страница 34 этого имевшиеся прозаические представления малыша, на коренную перестройку его отражения реальности, на создание тех психических новообразований, к которым само спонтанное развитие малыша никогда бы не пришло. То, что ребенок сейчас в состоянии сделать Собрание сочинений в шести томах - страница 34 при помощи учителя, гласит Выготский, завтра он сумеет сделать сам, и мысль о зоне наиблежайшего развития, которую ученый определил в анализируемой работе, — одна из более продуктивных мыслях создателя.

Значение только Собрание сочинений в шести томах - страница 34-только разобранной главы не остается в границах чисто теоретических рассуждений. В ней заложен фундамент для научно обоснованной перестройки обучения, для сдвига многих привносимых учителем понятий в детский сад, для новейшей по тому времени Собрание сочинений в шести томах - страница 34 идеи начинать обучение в школе не с самого определенного, а с общего, отвлеченного, которое только и может перестроить прозаические понятия и проложить путь для овладения теоретической деятельностью и для развития сложных форм Собрание сочинений в шести томах - страница 34 категориального мышления.

За 48 лет, прошедших со денька погибели Выготского, многие его последователи претворили в жизнь предначертания ученого и внушительно проявили, к каким огромным последствиям приводят идеи Выготского для оптимального пересмотра Собрание сочинений в шести томах - страница 34 педагогической науки и практики.

III

Только-только рассмотренная глава ставит задачку более ясной разработки препядствия значения слова, понимая его как обобщение и прослеживая поочередные этапы его восхождения от обобщения приятной ситуации к введению его в Собрание сочинений в шести томах - страница 34 систему логических значений, владеющих разной степенью общего и обеспечивающих свободу движения мысли. Во всем этом анализ значения слова в его генетическом нюансе приближает нас к генетической логике, либо, как гласит Собрание сочинений в шести томах - страница 34 сам создатель, к экспериментальной философии тех следующих шагов, которые проходит слово, обобщающее внешнюю реальность.

Другое направление имеет последняя глава, которую Л. С. Выготский именовал «Мысль и слово». Глава обращена к внутренним механизмам формирования Собрание сочинений в шести томах - страница 34 значения слова, и сначала к остававшемуся тогда совсем неизученным вопросу об отношении значения и смысла. В равной мере отвергая как представление ассоцианизма, согласно которому идея является не чем другим, как цепью приятных либо Собрание сочинений в шести томах - страница 34 словесных ассоциаций, так и восходящее к платоновским идеям представление незапятанной мысли, которая только реализуется в слове, приобретает словесную форму, подобно человеку, надевающему пальто, Выготский предлагает исходить из другого, еще более сложного представления Собрание сочинений в шести томах - страница 34. Согласно Выготскому, идея есть только начальный, время от времени еще недостающий план, который отражает общую тенденцию субъекта и который не реализуется, а совершается, формируется в слове. Этим утверждением слову придается совершенно новенькая Собрание сочинений в шести томах - страница 34, ранее не описанная функция, а процесс порождения мысли как словесного выражения при-

474

ПОСЛЕСЛОВИЕ

обретает несоизмеримо более непростой и оживленный, изменчивый нрав. К психическому анализу этого процесса и обращается Выготский.

Констатируя, что Собрание сочинений в шести томах - страница 34 идея и слово идут в обратных направлениях: идея — от общего к личному, а слово — от личного к общему, констатируя несовпадение грамматического подлежащего и грамматического сказуемого с внутренним строем выражения, Выготский принужден ввести в процесс формирования Собрание сочинений в шести томах - страница 34 мысли в развернутом выражении новый компонент, который приобретает в этом процессе центральное значение. Таким компонентом является

sobstvennik-upravlyayushaya-organizaciya-obshestvo-s-ogranichennoj-otvetstvennostyu-ekoservis-obninsk-imenuemoe-v.html
sobstvennikam-pomeshenij-v-mnogokvartirnom-dome-po-pokazaniyam-kollektivnih-obshedomovih-i-individualnih-priborov-ucheta-potrebleniya-teplovoj-energii.html
sobstvennikov-nevostrebovannih-zemelnih-dolej-na-zemelnij-uchastok-iz-zemel-selskohozyajstvennogo-naznacheniya-ksp-anishino-po-nagovskomu-selskomu-poseleniyu.html